Ловушка для мутанта. Защитят ли вакцины от новых штаммов коронавируса?

Еженедельник «Аргументы и Факты» № 14. Российские космонавты на Луне 12 апреля 2031 г. это фантастика или реальность? 07/04/2021 Сюжет Пандемия коронавируса нового типа, распространившегося из Китая

Как быстро и эффективно лечить COVID-19, догадались кардиологи. Сегодня они помогают тем, кто переболел, но не выздоровел.

Рассказывает замдиректора по научной работе Медицинского научно-образовательного центра МГУ, член-корреспондент РАН Симон Мацкеплишвили.

Лидия Юдина, «АиФ»: Симон Теймуразович, ваш центр 8 недель работал как ковид-госпиталь. За это время был разработан протокол лечения, благодаря которому в клинике умерли только 4 из 424 пациентов. Как получилось, что эффективное лечение коронавируса разработали именно кардиологи?

Симон Мацкеплишвили: Как только наш центр перепрофилировали, мы тут же приступили к созданию собственного протокола лечения. Отказались от попыток «убить» вирус и не применяли противовирусную терапию, т. к. ни одного препарата с доказанной эффективностью в отношении коронавируса тогда не было. Также резко ограничили использование антибиотиков, которые при вирусных инфекциях неэффективны, и сосредоточились на способах лечения самого заболевания.

К тому времени было известно, что коронавирус попадает в клетки человека, связываясь с белком АПФ-2 на их поверхности, что приводит к снижению активности жизненно важного фермента. Этим во многом объясняются и симптомы заболевания, и большинство его осложнений. Но этот белок существует в организме не для того, чтобы «дожидаться» коронавируса, а выполняет важную функцию по регулированию артериального давления, влияет на свёртывающую систему крови, активность воспаления и фиброза в различных органах. Поскольку белок АПФ-2 расположен на поверхности клеток множества органов и тканей (в т. ч. сердечной мышцы), то их функция при COVID-19 серьёзно страдает.

Поэтому мы стали использовать препараты, которые блокируют патологические процессы, развивающиеся при заражении коронавирусом. Все эти лекарства были известны и доступны. Позже их эффективность подтвердили международные исследования, а сегодня наш протокол лечения COVID-19 взяли на вооружение страны как ближнего, так и дальнего зарубежья.

И снова здравствуйте

— Заболеваемость COVID-19 в России резко снизилась, и в большинстве регионов ограничительные меры отменяются. Можно ли сказать вирусу «до свидания»?

— Я думал, что коронавирусная пандемия закончится гораздо раньше. Однако появляются новые варианты вируса, которые распространяются по всему миру, и остро встаёт вопрос о повторной заболеваемости. Хотя теперь у нас есть эффективные способы борьбы с COVID, расслабляться пока рано. Но я верю, что по мере накопления коллективного и поствакцинального иммунитета пандемия постепенно сойдёт на нет.

— Ещё недавно вы относились к вакцинации скептически. Что заставило вас изменить мнение?

— Часть сомнений была связана с отсутствием информации о вакцинах. Сегодня, изучив все доступные (и недоступные для большинства) данные, могу уверенно сказать, что практически все разработанные и доступные в мире вакцины достаточно безопасны.

— Многих пугают поствакцинные реакции — подъём температуры, боль в месте укола, слабость…

— Абсолютно безопасных медицинских препаратов не существует. Да, вакцины могут вызывать реакцию организма, но это, с моей точки зрения, допустимая плата за предотвращение тяжёлого заболевания. К тому же нужно учитывать и психологический настрой. Не секрет, что в исследованиях вакцин от COVID часть испытуемых, получивших плацебо («пустышку» — укол стерильного физраствора), также жаловались на болезненность в месте инъекции, повышение температуры и недомогание.

— Насколько эффективно защищают вакцины и помогут ли они при мутациях вируса, которые вызвали новую волну заболеваемости в Европе и неминуемо дойдут до нас?

— Вакцины от респираторных вирусных инфекций, к которым относится и COVID-19, в принципе неспособны обеспечить 100%-ную защиту от заражения. Иммунитет, создаваемый вакцинацией, находится как бы внутри организма (в виде клеток иммунной системы или антител в крови), а вирус размножается в клетках, выстилающих дыхательные пути, т. е. снаружи. Поэтому вакцины защищают не от самого заболевания, а от его тяжёлого течения и летального исхода. В случае с коронавирусом это как раз то, что нужно.

Что касается мутаций вирусов, то у нашего иммунитета отличная память. Представьте, что вы однажды прочитали книгу, а потом вам попался тот же роман в некачественном переводе или с парой вырванных страниц. Вы же всё равно поймёте, что уже читали его. Так и иммунная система способна распознать многих возбудителей, даже в случае изменения их «внешнего вида». Исследования показали, что от британского и южноафриканского вариантов имеющиеся вакцины защищают довольно эффективно.

— Скоро сезон отпусков. Греция и Кипр уже объявили, что откроют въезд привитым гражданам по ковидным паспортам. Защитят ли их подобные меры?

— Не думаю. Более надёжный способ обезопасить своих граждан от завоза вируса — ПЦР-тесты при въезде в страну. Привитые и переболевшие могут неоднократно заражаться, при этом не заболевать, но передавать его дальше.

Нет худа без добра

— Многие месяцами не могут оправиться после болезни. Почему COVID-19 оставляет после себя такой долгий след?

— Я вхожу в состав международной группы экспертов из США, Великобритании, Японии, Швейцарии, Бразилии, изучающей постковидный синдром. Наши наблюдения показывают, что 80% пациентов полностью не восстанавливаются. И большинство изменений, которые происходят в организме после болезни, укладываются в единый процесс, запускаемый одним и тем же патологическим механизмом. Мы разработали протокол лечения постковидного синдрома и в ближайшее время начинаем международное исследование, в рамках которого он будет тестироваться в Каролинском университете в Стокгольме, клиниках Университетов Джонса Хопкинса (США), Кейптауна (ЮАР) и, как планируется, в медицинском центре МГУ. Если оно пройдёт успешно, специализированные постковидные клиники будут открыты в США, Франции, Швейцарии и, надеюсь, в Московском университете.

— За прошедший год много говорилось о том, что системы здравоохранения разных стран оказались не готовы к новому вызову. На ваш взгляд, был ли извлечён урок из этой пандемии?

— Главный вывод — не медицинский, а человеческий. Полностью победить COVID можно только всем вместе.
Поэтому сейчас не время разногласий — ни между людьми, ни между странами. Этот маленький, невидимый вирус должен дать нам повод задуматься и объединиться.

Что касается медицины, мы являемся свидетелями того, как всего за год биомедицинская наука совершила беспрецедентный прорыв во многих направлениях. И это должно привести к созданию новых, революционных подходов к диагностике и лечению заболеваний, ранее считавшихся неизлечимыми. Кстати «Сегодня при плановой госпитализации в стационар часто требуют КТ лёгких. Это излишняя мера, — считает Мацкеплишвили. — КТ лёгких даёт большую дозу облучения (аналогичную 100 рентгеновским снимкам, что крайне нежелательно, особенно для женщин) и при этом имеет низкую диагностическую ценность. ПЦР-тестов при поступлении вполне достаточно».

Источник aif.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Коронавирус-2